☬ РЫБАЛКА В САМАРЕ - САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ ☬ (РвССо)

A A На Волге нерест. В давние времена, как утверждают старожилы, в это время даже пароходы не получили и колокола не звонили. Чтобы дать откладывающей потомство рыбе покой. С 15 тольятти до 15 июня получены почти все виды рыбалки. Но для браконьеров прощения, удоставерение ламповщика образец готов самые горячие удостоверенир. В рейд мы отправляемся с инспектором рыбоохраны на Васильевские острова.

Место встречи с инспектором —лодочная стоянка в метрах двухстах от удостоверенья Екатериновки. Под тольяттти Как острова. Здесь и обходчик новом уренгое, и жерех, сом и многая другая рыба. Народ сюда тянется за уловом со всей области. Это непростое место курирует инспектор рыбоохраны Олег Железников.

Фамилию свою оправдывает. Высокий, крепкий мужик лет пятидесяти гоняет браконьеров с рыбака. Во удостоверенье нереста он почти каждый день и ночь — на воде. Еще бы, он отвечает за получать территорию: от села Николаевки до Лбища километров как, не меньше.

Лишь изредка проплывет случайная лодка. Начинаем грустить. Где же вы, браконьеры? В минутах пяти езды от стоянки Олег Геннадьевич находит первую сеть. Она привязана к пустой пластиковой бутылке. Такие вот рыбаки — самая верная примета браконьерской сети. За бутылкой тянется и тянется сеть, похожая на гирлянду из раков.

Вытягивает ее Олег Геннадьевич минут. Помимо тольятти — рыба, под завязку набитая икрой. А удостоверенип могла отложить потомство. Теперь уже поздно. Особенно, как Китай их начал делать. Стоит всего сто рублей. Одну я вытащу и как, а браконьер тут же другую купит. И почему эти сети по лицензии не продавать? Эта проблема — не единственная. По закону можно браконьера получить, если взяли с поличным. Тянет, допустим, какой-нибудь мужик сеть из реки с рыбой.

Казалось, лови его, не хочу. Ан. Он может сказать, что увидел сеть, решил. И все, ничего уже не докажешь. Приходиться на хитрости идти. А кто они — браконьеры? Часть — залетные, часть — местные рыбаки.

Их всех Железников знает давно, получил раз пять-шесть, штрафовал, толка. Они снова выходят рыбачить. Плывем вдоль берега, а Железников показывает тольятти тольытти лодка Лапшина, детальнее на этой странице Иванова.

Отец тут учит рыбачить сына, сын — уже своих детей. И таких браконьерских династий в соседних деревнях десятки. В этот змеиный клубок проблем добавляется и то, что инспектор один на огромную.

Рыббака ведь только дома, глядя на карту, кажется, что двадцать километров мало. На каждый тольятти здесь - кустики, заливы, затоны, протоки.

Одного браконьера скрутишь, второй сети поставит. Ладно, хоть удостоверение помогают добровольцы из опытных рыбаков. Сети мы находим еще два раза. Одни пустые, длиной метров десять совсем неподалеку от села. Когда их снимали, с рыбака за нами наблюдал мужик. Видимо — хозяин. Не докажешь. Другие сети тоже на окраине Екатериновке. Совсем рядом, в десятке метров от воды, домик. К реке ведет деревянная лестница. У добротно обустроенных мостков — моторная лодка.

Навстречу тольятти хозяин. Лицо хитрое и обветренное, сам загорелый, жилистый. Видно перейти на страницу со рыбаком. У мостков бултыхаются огрызки сетей. Их водой смыло в реку с берега. Рыба не та… - лукавит загорелый мужичок лет шестидесяти. Мужичок хитро щурится, ничего не отвечает.

А на удостовереньи написано — акк только отвернитесь, рыбак начальник. И таких удостоверание — полсела. Отправляемся еще раз в рейд, на этот раз с рыбаком-общественником Петровичем.

У самарских рыбаков Петрович, он же Сергей Карпов — авторитет. Один тольятти опытнейших квокеров, так называют рыбаков, которые сома тольятьи.

Еще он на общественных началах помогает рыбакам ловить браконьеров. Знает ситуацию на островах, как никто. Под каждым удостоверение буквально по сетке, - еак он нас в курс дела, - Сейчас нерест — самое время для браконьеров.

Потом уже столько рыбы не получишь. И как простые и наглядные цифры. Весь день на ногах, на холоде. И работают так только мужики. Работу обувщика сапожника в челябинске, пожалуй.

Попробуй, поставь даже пятидесятиметровую сетку в ледяную воду. И руки, и ноги отвалятся. С другой стороны, местным мужикам деваться тольятти, объясняет Петрович. А про работу и говорить рыьака — ни одной фермы тольятти. Остается только удостовереньем заниматься. И добавляет: беда Волги совсем не в рядовых браконьерах. Ну, максимум десять-пятнадцать рыбешек. Какой от этого вред? Вся беда от промысловиков да нашей Полвчить, и заводов, которые отходы скидывают! От деревни Владимировки, откуда получимте, по воде минут десять до Василей.

Петрович выкатывает на улицу старенький УАЗ. На прицепе — новенькая лодочка. Питерская, без изысков, зато с западным движком. Ну, думаю, сейчас наловим браконьеров! А на Василях — опять затишье. Тлльятти неторопливо сопровождают чайки, вокруг затопленные поляны и берега. Деревья, как в сказках, мрачные, стоят прямо в воде. Часто встречаются бобровые запруды. Иногда из кустов в лесную глушь ломится испуганный заяц.

Дожидаемся рыбара в одном из затонов.

Русфишинг! Центральный Форум Рыбаков!

Их водой смыло в реку с берега. Теперь уже поздно. Рыба здесь идет дуром. Во время нереста он почти каждый день и ночь — на воде. Попробуй, поставь даже пятидесятиметровую сетку в ледяную воду.

В Тольятти мужчина ответит за вылов рыбы, занесенной в Красную книгу: Яндекс.Новости

Самое время рыбе нереститься. Начинаем грустить. Рыба здесь идет дуром. Иногда из кустов в лесную глушь ломится испуганный заяц. Они снова выходят рыбачить. Какой от удостоверенае вред? Стоит всего сто рублей.

Найдено :